ПОИСК
Мир

Россия может использовать наемников ЧВК «Вагнер» в борьбе с США и Китаем за Беларусь, — Игар Тышкевич

18:02 3 августа 2020
Задержание вагнеровцев в Беларуси

После задержания в Беларуси бойцов частной военной компании «Вагнер», подавляющее большинство из которых работают на ГУ (бывшее ГРУ) российского Генштаба и «засветились» в организации «русской весны» и боях против украинских воинов на Донбассе, ситуация в соседнем с Украиной государстве оказалась в центре внимания мировых СМИ. А также соответствующих подразделений МИД и спецслужб многих государств. Учитывая то, что по данным белорусских спецслужб, пока обнаружено и задержано лишь 10−15% от засланных в Беларусь наемников, многие опасаются «кровавого» варианта развития событий в стране. Россия пытается всячески открещиваться от обвинений во вмешательстве в дела соседа, но это ей удается не очень.

С какой целью Россия забрасывает в Беларусь «зеленых человечков», имеющих большой боевой опыт (в частности, диверсионный) в организации провокаций, захвате заложников и админзданий, «ФАКТАМ» прокомментировал политический аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич. Ранее он рассказал, почему Запад соглашается на диктатуру в Беларуси.

— В связи с задержанием в Беларуси «вагнеровцев» выдвигаются разные версии: они могли готовить крымский сценарий, донбасский сценарий, разгон (организацию или же провокации против) гипотетического Майдана в стране. На ваш взгляд, что бы это могло значить?

— Я склоняюсь к несколько иной версии. Для того, чтобы понять происходящее в Беларуси, необходимо оценить нынешнюю внутреннюю и внешнеполитическую обстановку. Внутри самой Беларуси — существенный рост протестных настроений. Причем политизировались группы, которые ранее не участвовали в политике: городской средний класс и часть бывших сторонников Александра Лукашенко. Есть попытки провести яркую популистскую избирательную кампанию у некоторых его оппонентов (так называемого Объединенного штаба белорусской оппозиции). Их кампания технологична, она в принципе и мобилизует сейчас население.

Но присутствует и нервная реакция Александра Лукашенко. Она понятна в ситуации общей политизации. Однако есть нюанс со средним классом, который до этого находился вне процессов коммуникации власти и общества. И сейчас власть не знает, как до него достучаться даже с позитивной повесткой. Поэтому мы наблюдаем в том числе и репрессивные методы: задержания и так далее.

Что же касается внешней повестки, то сейчас она отличается от той, что была в предыдущие годы. Потому что впервые с 2001 года у западных игроков, так или иначе влияющих на Минск (речь о Евросоюзе и США), превалирует мнение, что лучше диктатор у руля, чем Беларусь в составе России.

Есть еще фактор Китая, который зашел в Беларусь. Потому интерес США к Беларуси (и как следствие — проводимая Вашигтоном в отношении Минска политика) связан не только с Россией, но и с активным приходом Китайской Народной Республики. То есть КНР — это фактор, которого раньше на белорусской арене не было. Сейчас он один из ключевых, если не ключевой.

С другой стороны есть Российская Федерация, с которой у Лукашенко в последнее время отношения, мягко говоря, далеко не лучшие. Вспомним провал плана интеграции, который РФ хотела завершить к 2020 году, привязав Беларусь к себе. И так называемые нефтяные войны между Минском и Москвой, и газовый и финансовый споры. И неработающую совместную группу по подготовке протоколов о продлении соглашения о нахождении на территории Беларуси двух российских военных объектов (РЛС «Ганцевичи» и узел связи «Вилейка»). Вкупе это накладывает определенный отпечаток.

Отмечу также, что у Москвы на территории Беларуси нет сильных пророссийских движений. Определенные настроения присутствуют: около 10 процентам белорусов близка идея сближения с Россией. Но у политических элит, как провластных, так и оппозиционных, в этом вопросе консенсус: от России нужно держаться, как минимум, на определенной дистанции.

На этом фоне Москва пытается сыграть на общее ослабление белорусских государственных институтов. То есть сделать так, чтобы у белорусских властей, независимо от того, кто станет у руля, не было другого выхода, кроме сближения с Россией.

— Как этого добиться?

— Например, вынудить остальные центры влияния не уйти, но взять паузу в отношениях с Минском. Это возможно в случае, если спровоцировать белорусский режим перейти определенные красные линии в репрессиях либо в силовом давлении. После этого наверняка последует прогнозируемая реакция со стороны Евросоюза и США — усиление санкционного давления. В таком формате и Пекину Беларусь станет менее интересна. Потому что для Китая Беларусь интересна как страна, которая открыта и для Запада, и для Востока. Страна, которая балансирует, которая не хочет быть частью России, но и не идет в Европейский союз.

Повторю, этого можно добиться путем эскалации насилия на территории Беларуси, провоцируя белорусскую власть на усиление репрессий, либо силовиков или оппозиционеров. Учитывая нынешнюю политизацию белорусского общества, несложно представить его реакцию на любые провокации.

На мой взгляд, присутствие «вагнеровцев» в Беларуси — это элемент реализации данной задачи. Причем достаточно дешевый. Ведь не нужно тратить время и средства на создание политического движения, подготовку активистов из числа местного населения, формирование соответствующего задаче общественного мнения: просто прислали людей, которые сделали свое дело и уехали. Россия убедилась в эффективности своих ЧВК. И, судя по реакции, Лукашенко, понимает из опасность.

— То есть, если десятки тысяч белорусов выйдут митинг, если вдруг в Минске организуется свой Майдан, то такая «третья сила» может спровоцировать кровопролитие?

— Не Майдан. Люди выйдут в любом случае. Просто посмотрите, пожалуйста, недавний митинг Тихановской (оппозиционного кандидата в президенты Беларуси. — Авт.) — это очень хорошая иллюстрация того, как протестуют белорусы. Поставили металлодетекторы, оградили место проведения митинга оградой. Причем это были не щиты в человеческий рост, какие используются на ЛГБТ-акциях в Киеве, а просто обычные парапеты, человеку по пояс. Что делали белорусы? Белорусы терпеливо ждали возле этих парапетов и шли через металлодетекторы. И это на фоне информации о «вагнеровцах» в Беларуси.

Вспомним и заявления избирательных штабов оппозиции: все против силовой эскалации. Все декларируют готовность продолжать борьбу даже в случае негативного для себя результата выборов, в том числе используя правовые инструменты — альтернативной подсчет голосов, подача исков в суд и так далее.

Да, ранее в штабе Тихановской пыталась играть, если можно так сказать, по «украинскому сценарию». Продвигали тезис, что «мы снесем Лукашенко, а дальше все будет хорошо, все решится автоматически». Но он не зашел белорусам.

Напомню недавнюю риторику Тихановской. Она говорила, что ей не нужна избирательная программа, потому что ее задача — просто участвовать в выборах. Однако в ее штабе поняли, что это абсолютно не нравится белорусам. В результате штаб вынужден был купить, условно говоря, программу, которую разрабатывала белорусская оппозиция раньше, и выдать ее за свою.

В Беларуси призывы, скажем так, в украинском стиле: «Давайте выйдем и будем стоять, пока кровавый режим не уйдет», — имеют своих сторонников, но их количество ограничено. Здесь более массовый запрос на так называемый мирный протест с целью демонстрации силы, недовольства и гражданской позиции, в том числе с использованием правовых механизмов.

Для примера напомню, сколько людей пошло подавать жалобы в ЦИК на нерегистрацию Бабарико. В Украине вы можете представить ситуацию, чтобы вместо пикета под Офисом президента с требованием, например, «Зелю геть!» или «Зэка геть!» люди просто аккуратненько выстроились в очередь и пошли подавать жалобы в ЦИК? В Украине это невозможно, потому что население немножко другое. А в Беларуси это считается нормой, поскольку базовый сценарий протестов здесь несколько иной. Поэтому, для того чтобы этот базовый сценарий перевести в сценарий именно силового противостояния, и нужны внешние силы, как говорится, приезжие товарищи.

— Существует версия, что Лукашенко может использовать ситуацию с «вагнеровцами» для отмены президентских выборов. Мол, еще 200 наемников где-то бегают, они могут дестабилизировать Беларусь…

— Такой вариант теоретически есть, но в принципе он маловероятен, потому что для Лукашенко он невыгоден. Заметьте, первой ласточкой могло стать ограничение на участие людей в тех же самых массовых предвыборных акциях. Что вместо этого произошло? Вместо этого секретарь Совета безопасности Беларуси Андрей Равков встретился с альтернативными кандидатами в президенты и объяснил, что будут дополнительные меры предосторожности. Те же металлодетекторы. И все. Поэтому для Лукашенко данный вариант отмены выборов крайне невыгоден.

— Спрогнозируете результат выборов?

— Этот вопрос можно разделить на две части: нас интересует реальный результат либо нас интересует то, что объявит ЦИК Беларуси. Это, как говорят, в Одессе, две большие разницы. Предполагаю, что ЦИК Беларуси объявит, скорее всего, более 60 процентов за Александра Лукашенко.

— В первом туре?

— Да, естественно. А второй тур в Беларуси, в условиях авторитарного государства, невозможен с точки зрения логики удержания власти. Потому что если авторитарный правитель показывает слабину, то, соответственно, трещит по швам вся система управления, которую он выстроил. Так что тут или первый тур, или никак.

Что же касается действительности, то сейчас вопрос стоит так: наберет ли Лукашенко реально хотя бы 50 процентов плюс один голос. Потому что если это произойдет (а такая ситуация была начиная с 2005 года), то Лукашенко сохранит управляемость страной и легитимность в глазах существующих элит.

— А если все же нарисуют, но он не наберет?

— В таком случае прогнозируемо будет расшатывание системы, общественное противостояние на уровне тезисов, акции протестов. Дело в том, что, например, в альтернативной компании (речь о триумвирате оппозиционных кандидатов Тихановская — Бабарико — Цепкало) в основном ставят не на нынешние выборы. Их задача — начало более глобального, более долгосрочного политического проекта, и нынешние президентские выборы — лишь один из его этапов. Но в любом случае Беларусь будет меняться.

— На кого в таком случае поставит Россия?

— Россия ставит на расшатывание ситуации, ее задача ослабить белорусские институты власти. Для этого, повторю, есть несколько вариантов. Добиться, чтобы Лукашенко не набрал 50 плюс один или загнать Беларусь при Лукашенко под санкции. Либо, если произойдет смена президента, оставить ему максимально слабые институты власти. Потому что Беларусь как раз таки устойчива, в том числе и под санкционным давлением, не благодаря кровавому режиму либо кому-то, а благодаря тому, что есть определенные институты, которые не зависят от исполнителя.

Российская Федерация будет работать на ослабление институтов власти Беларуси, что позволит ей пытаться склонить Минск к компромиссам.

Как ранее сообщали «ФАКТЫ», не исключено, что «вагнеровцы» были засланы с ведома Лукашенко.

Читайте также: Скандал с российскими боевиками в Беларуси: что такое ЧВК «Вагнер» и чем она занимается (фото)

1146

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер