ПОИСК
Мир

Из-за коронавируса Украину и другие развивающиеся страны ждет катастрофа, — Билл Гейтс

13:05 21 марта 2020
Билл Гейтс

В четверг, 19 марта, американский миллиардер Билл Гейтс, который вместе с женой активно и щедро финансирует важные медицинские исследования, ответил на вопросы пользователей популярного сайта Reddit о пандемии коронавируса. Основатель Microsoft имеет на это право, поскольку ранее именно он публично предупреждал о появлении нового смертоносного вируса. В частности, Гейтс заявил об этом осенью 2018 года в эксклюзивном интервью, опубликованном «ФАКТАМИ».

Читайте в «ФАКТАХ»: Человечеству грозит серьезная опасность, о которой многие не подозревают, — Билл Гейтс

Мы решили дать общение Билла Гейтса с пользователями Reddit относительно коронавируса в том виде, в котором он сам опубликовал их в сети — без каких-либо сокращений. Миллиардер и филантроп назвал эту публикацию так: «31 вопрос и ответ о COVID-19: мои мысли о том, что делать теперь и о других проблемах».

«Вчера я в очередной раз принял участие в общении с пользователями Reddit в рамках проекта Ask Me Anything («Спроси меня, о чем угодно». — Ред.). Как обычно, было много умных вопросов, что предоставило отличную возможность обстоятельно поговорить о пандемии и о том, что нужно делать, чтобы предотвратить следующую.

Ниже привожу расшифровку всех вопросов, на которые я успел ответить (слегка укоротив некоторые из них), вместе с моими ответами. Намерен продолжать делиться своими мыслями о COVID-19 и дальше, используя все мои каналы в соцсетях. А пока будьте здоровы и продолжайте мыть руки!

— Что в нынешнем кризисе беспокоит вас больше всего? И что дает надежду?

— Текущая фаза пандемии характеризуется большим количеством случаев заражения в богатых странах. Используя правильные меры, включающие тестирование и социальную изоляцию, которую я называю карантином, в течение двух-трех месяцев богатые страны смогут добиться существенного снижения уровня инфекции. Меня беспокоит экономический ущерб, но куда больше меня тревожит ситуация в развивающихся странах (Украина относится к развивающимся странам. — Ред.), которые не могут обеспечить самоизоляцию на том же уровне, как это делают богатые страны. У них также гораздо ниже уровень медицины.

— Можете объяснить коротко, что могут сделать многие американцы для того, чтобы помочь другим американцам на данном этапе кризиса?

— Очень важно соблюдать карантин в вашем конкретном сообществе, в вашем окружении, только это позволит нам заметно сократить темпы распространения вируса и как можно скорее вернуться к нормальной жизни. Многие из нас, например, медицинские работники проявляют героизм сегодня, и мы должны поддержать их всячески. А еще всем нам следует сохранять спокойствие, хотя ситуация безусловно беспрецедентная.

— Есть ли хоть небольшой шанс, что 18-месячный срок создания вакцины удастся немного сократить?

— Очень хороший вопрос. Сейчас проводятся шесть или даже больше исследований по созданию вакцины. Некоторые используют новый метод — RNA. Но он еще не проверен. Нам предстоит создать множество лабораторий, которые будут параллельно заниматься разработкой разных методов не взирая на то, что мы заранее знаем — не все из них сработают. Нам потребуется буквально миллиарды единиц вакцины, чтобы защитить мир. Но любая вакцина требует проверки. Медики должны быть уверены, что она безопасна и эффективна. К примеру некоторые из существующих вакцин против гриппа нельзя вводить пожилым людям. Первые единицы новой вакцины введут работникам системы здравоохранения и так называемым «критическим работникам», то есть людям, которые работают в крайне важных сферах для общества. Если все пойдет хорошо, то это может произойти раньше, чем через 18 месяцев, но ни я, ни другие не хотим дать вам ложную надежду. Поэтому мы проявляем осторожность и называем такой срок — полтора года. Но работа по созданию вакцины идет полным ходом.

— Хотелось задать такой же вопрос, но касательно не вакцины, а лекарств, способных обеспечить эффективное лечение.

— Такие препараты появятся гораздо раньше вакцины. В идеале они помогут сократить число пациентов, нуждающихся в интенсивной терапии, включая искусственную вентиляцию легких. Наш фонд разработал специальную программу, которая позволяет отслеживать наиболее перспективные идеи и задействовать все мощности фармацевтической индустрии. И я полон надежд, что из этого обязательно что-нибудь получится. Это может быть антивирусный препарат или сыворотка из антител. Или что-то еще. Пока главная идея состоит в использовании крови, а точнее, плазмы тех, кто выздоровел. Она может содержать антитела, защищающие человека от заражения. Если это сработает, мы получим самый быстрый способ защиты медиков и лечения тех, кто находится в критическом или крайне тяжелом состоянии.

— Как преподаватель, что я могу сделать для своих учеников, особенно для учеников из семей с низким уровнем дохода, у которых нет доступа к компьютерным технологиям? Меня беспокоит, что длительный карантин негативно отразится на их учебе. И рассылка на электронную почту стимулирующих рисунков и даже картинок котиков не поможет.

— Это действительно большая проблема. Ведь школы, похоже останутся закрытыми ближайшие несколько месяцев. Меня впечатляет креативный подход, который демонстрируют многие преподаватели, пробуя учить удаленно. И я хотел бы поблагодарить их за эту работу. Но я знаю, что не у всех есть такая возможность. В сети существует несколько очень хороших онлайн-ресурсов, которые могут помочь — Khan Academy, CommonLit, Illustrative Mathematics, Zearn, and Scholastic. Comcast и другие интернет-провайдеры разрабатывают специальные программы, чтобы помочь решить эту проблему. Microsoft и другие компании, выпускающие компьютерную технику, работают над тем, чтобы увеличить количество доступных компьютеров, ноутбуков, планшетов. Но вы правы, к сожалению, наиболее страдают в нынешней ситуации ученики из малообеспеченных семей. И мы обязаны помочь им любыми способами.

— Что вы думаете об ответственности Китая за пандемию? Можете оценить ее по 10-балльной шкале?

— После 23 января, когда они поняли, насколько серьезной является ситуация, китайцы провели эффективную работу. Они обеспечили строжайшую самоизоляцию. Конечно, это создало множество трудностей для тех, кто оказался у них в карантине. Но они сумели остановить распространение вируса. Другие страны последовали их примеру. Принимаемые меры в разных странах отличаются друг от друга, но основа везде одна — комбинация тестирования и самоизоляция. И очевидно то, что эта комбинация работает. Это наш единственный метод борьбы до появления вакцины.

— Как, по-вашему, когда пандемия закончится, какими должны быть наши первые шаги, как мирового сообщества, чтобы лучше подготовиться к следующей пандемии?

— Я об этом говорил еще в 2015 году. Нам необходимо ускорить в разы процессы создания средств диагностики, лекарств и вакцин. Такие технологии уже существуют, но они нуждаются в правильном инвестировании. Поэтому все страны должны работать совместно в этом вопросе. Мы создали модель того, как это должно быть устроено — CEPI. Это Коалиция инноваций эпидемической готовности. Она уже кое-что сделала в плане создания новых вакцин, но мы видим теперь, что необходимо поднять данную работу на гораздо более высокий уровень. По отдельности никто этого сделать не в состоянии.

— Почему, как вы думаете, правительства большинства стран мира оказались не готовы, хотя лично вы и другие эксперты предупреждали их о подобных ситуациях?

— Никто не мог в точности предсказать, когда и где появится новый вирус. Тем не менее, мы действительно знали, что это произойдет, и что это будет либо мутировавший вирус гриппа, либо иной респираторный вирус. Не было финансирования. Мы создали CEPI, но ее работа финансировалась только нашим фондом и еще Wellcome. Потом стали выделять средства Норвегия, Япония, Германия и Великобритания. Но это была лишь малая толика, учитывая то, что должно было случиться. Мы готовимся к возможным войнам или пожарам. Необходимость этого понимают все. Настало время со всей серьезностью готовиться к эпидемиям. Хорошая новость заключается в том, что наши исследования в области биологии и микробиологии дают нам возможность создавать средства диагностики, лекарства и вакцины. Нужно лишь выстроить надежную систему реагирования на эпидемии естественных заболеваний.

— Я, как и вы, живу в Сиэтле. Мне кажется, что здесь количество проводимых тестов на коронавирус не увеличилось. И число инфицированных в нашем штате по сравнению с другими штатами увеличивается. Причина в недостаточном тестировании или невыполнении правил самоизоляции?

— Увы, тестирование все еще не организовано во всех Соединенных Штатах. Надеюсь, в ближайшие пару недель правительство создаст сайт, на котором любой американец сможет найти подробную информацию о том, как пройти тест дома или в медицинском учреждении. Пока все находятся в некотором замешательстве. Конкретно в Сиэтле университет штата Вашингтон ежедневно проводит тысячи тестов. Но нет единой национальной системы, фиксирующей и отслеживающей полученные результаты. А она крайне необходима, чтобы понимать, где конкретно и от кого заразился новый пациент. Где конкретно нужно ужесточить карантин. Южная Корея проделала великолепную работу в этом направлении. У них каждый случай отслеживается в цифровом формате.

— Прочитал доклад Имперского колледжа Лондона по COVID-19, а также их объяснение происходящего в историческом контексте. Они утверждают, что, если ничего не делать, умрут 4 миллиона американцев. Если использовать стратегию социального дистанцирования, умрут 1,1−2 миллиона американцев. А если закрыть всех на строжайший карантин на 18 месяцев, умрут только несколько тысяч. Вы согласны с этими цифрами? Если согласны, то существует хоть какое-то оправдание тому, что наши власти до сих пор не ввели этот самый карантин по всей стране?

— К счастью, при подготовке доклада, о котором вы говорите, использовалась самая негативная модель. Это теория. На практике мы видим пример Китая. Там больше всего инфицированных. И она проводят самое широкое тестирование. И это дало результат. Им удалось остановить распространение вируса. Модель Имперского колледжа не соответствует этому опыту. Любая модель хороша настолько, насколько объективные данные вы заложили в расчеты, работая над ней. Мне больше нравится модель, созданная Институтом моделирования болезней, который основал наш фонд.

— Стандарты тестирования COVID-19 представляются крайне несправедливыми. Все делается в пользу богатых и знаменитостей. В первую очередь тестируют, например, профессиональных спортсменов, причем даже тогда, когда у них нет никаких симптомов. Разве они относятся к категории критических работников или являются частью системы здравоохранения? И это не только спортсмены. Есть еще актеры, актрисы и т. д. и т. п. А вот вам обратная сторона. В городе Кайзер, штат Вашингтон, вам сделают тест только в том случае, если у вас будет температура не ниже 38,5 градуса, вы будете задыхаться и не можете остановить сухой кашель. Но даже в этом случае результаты теста приходится ждать пять дней. Как же это так получается, что даже во время пандемии COVID-19, с которой правительство вроде бы обязано бороться всеми силами, богатые и знаменитые получают особое лечение? Может быть, существует некий неприкосновенный запас тестов для «важных людей»? Не кажется ли вам лицемерием говорить простым людям о том, что они должны думать в такой ситуации об общественной необходимости и не требовать слишком многого от нашей системы здравоохранения в то время, как богатые и знаменитые получают все, что хотят?

— Нам действительно необходимо сделать систему тестирования демократичной. И создание сайта, о котором я уже говорил, поможет это сделать. Уверен, что тестирование нужно делать в течение 24 часов. И это вполне возможно, многие страны добились этого. Но приоритетные группы необходимы. Только критерии должны быть иные. Первая приоритетная группа — медицинские работники. Вторая группа — пожилые люди, потому что они подвержены максимальному риску. Думаю, в течение пары недель мы сможет удовлетворить потребность в тестах. Но нужна четкая единая система тестирования.

— Нидерланды избрали иной способ борьбы с коронавирусом. Они не вводят полный карантин. Наоборот, способствуют его контролируемому распространению с целью скорейшей выработки естественного иммунитета у людей. Что вы об этом думаете?

— Единственный эффективный метод, известный нам сегодня, это социальное дистанцирование, то есть карантин. Если этого не сделать, болезнь распространится мгновенно, процент инфицированных подскочит, а ваши больницы окажутся переполнены. Чтобы этого избежать, нужен карантин. Если какая-то из стран не сделает этого, остальные страны будут вынуждены полностью изолироваться от нее. Думаю, Нидерланды в итоге примут те же меры, что и другие страны.

— Ваши мысли относительно хлорокина или гидрооксихлорокина?

— Многие препараты в настоящее время проходят проверку на эффективность. Тот, что вы назвали, один из них. Но его эффективность не доказана. Если он действительно работает, нам нужны будут достаточные запасы в ближайшее время, чтобы давать препарат тем, кто наиболее в нем нуждается — пациентам в критическом состоянии. Также необходима координация усилий терапевтов. Все должны знать, какие препараты эффективны, а какие нет. Больным нужно массово давать только лекарства, которые действительно работают. В Китае проверяли некоторые из них, но теперь у них число больных уменьшилось настолько, что эту проверку нужно переносить в другие страны.

— Как ваш фонд помогает справиться конкретно с этой пандемией? Вы только выделяете деньги? Или производите препараты, системы тестирования?

— Наш фонд работает со всеми, кто осуществляет диагностику, лечение и разрабатывает вакцину. Мы хотим быть уверены, что в приоритете находятся действительно самые перспективные разработки. Мы хотим быть уверены, что абсолютно все страны получат доступ к системам тестирования, вакцине, лекарствам. В феврале мы выделили на эти цели 100 миллионов долларов. Сейчас готовим новое крупное пожертвование. Кроме того, финансируем группы преподавателей, которые разрабатывают методики обучения школьников и студентов в удаленном режиме. Но об этом мы уже сегодня говорили.

— Фонд делает что-нибудь в плане обеспечения системами искусственной вентиляции легких?

— Да, усилия предприняты большие. Но, раз уж мы заговорили об этой проблеме, хочу снова отметить — приоритетом является уменьшение числа инфицированных. Поэтому главное финансирование направлено на обеспечение необходимого количества систем тестирования и разработки вакцины. А пока все должны понять важность самоизоляции и карантина и ответственно отнестись к соблюдению этих мер. Только так мы сократим число зараженных, а, следовательно, и уменьшим потребность в системах искусственной вентиляции легких. На данном этапе мы периодически выделяем средства на экстренные закупки этих систем для развивающихся стран, в первую очередь — африканских.

— Необходимо ли создание государственных приютов или прочих подобных мест для самоизоляции? Да или нет?

— Большинство людей могут самоизолироваться у себя дома. Но вы правы, есть категории тех, кто не может это сделать. Именно для них нужны государственные учреждения. Также важно создание отдельных пунктов экспресс-тестирования для тех, кто не сможет сдать анализ в домашних условиях, когда эта система заработает в США на национальном уровне.

— Какие изменения необходимо внести в правила работы бизнеса, чтобы можно было соблюдать карантин или самоизоляцию?

— Это очень сложный и важный вопрос. Все мы понимаем, что есть ряд сфер экономики, где работники не могут уйти на карантин. Всем нам нужна каждый день питьевая вода, электроэнергия, интернет в конце концов. Нам нужно пополнять запасы продуктов, средств дезинфекции и личной гигиены, лекарств. Первое — следует создать эффективную систему экстренной доставки товаров первой необходимости. Второе — четко определить список предприятий, работу которых остановить невозможно. Третье — власти в любой стране должны оперативно получать точную информацию о том, как чувствуют себя работники, задействованные в указанных сферах. Нужно ввести цифровые сертификаты сначала для этих категорий, а затем и для всех остальных. Что-то вроде персонального чипа, который буде показывать, проходил человек тест или нет, когда проходил, вводили ему вакцину или нет.

— Когда все это закончится?

— Чтобы остановить пандемию и существенно сократить число инфицированных, нам нужна вакцина. Многие богатые страны, включая США, справятся затем с этим очень быстро, если по-прежнему будут придерживаться правильных мер. А вот с развивающимися странами ситуация критическая. Без помощи со стороны они не смогут быстро остановить вирус. Такие группы как GAVI, помогающие закупать для бедных стран вакцины, сыграют теперь решающую роль.

— И все же. Как долго это будет продолжаться?

— Зависит от конкретной страны. Китай, например, уже остановил эпидемию у себя. С каждым днем у них все меньше и меньше новых случаев. И снова повторюсь — они добились этого с помощью массового тестирования и жесткого карантина, что доказывает эффективность данной комбинации мер. Пример Китая показывает, что любая страна, добившись соблюдения этих мер, способна остановить вирус за 6−10 недель. Только после этого можно возвращаться к нормальной жизни.

— А вторая волна эпидемии возможна после этого?

— Зависит от того, как власти будут вести с себя с теми, кто приедет в страну из-за рубежа. Тестирование нельзя будет отменять еще долго. Китай этого не сделал. Они сейчас проверяют всех, кто приезжает к ним. И число носителей коронавируса среди этой категории лиц крайне мало. Контроль очень жесткий. Так же ведут себя Гонконг, Тайвань, Сингапур. Если все последуют их примеру, угроза повторной эпидемии незначительна.

— Каков прогноз новых случаев заражения на месяц, три месяца, шесть месяцев? Есть ли версии того, что произойдет, когда Китай отменит у себя карантин и снимет все запреты?

— Я уже сказал, что в Китае крайне мало новых случаев заражения в последние дни. И практически все они связаны с носителями коронавируса, приехавшими в страну сейчас из-за рубежа. Такая же картина наблюдается в Южной Корее. Если проверять всех, кто въезжает в страну, и немедленно изолировать лиц, чьи тесты оказались положительными, второй волны не будет.

— Можете предоставить какие-то выкладки, какая часть населения планеты будет заражена?

— Опять же это зависит от страны. Тайвань, Гонконг, Сингапур действовали быстро и решительно, и там очень мало случаев. Даже в Китае, учитывая численность его населения, процент инфицированных низок — менее 0,01%. Еще один пример — Таиланд. Тут все наоборот. К сожалению, чем беднее страна, тем сложнее обеспечить карантин и самоизоляцию. В таких странах неимущие слои населения живут большими скоплениями. Они вынуждены работать постоянно, чтобы обеспечить себе пропитание. И не могут позволить даже один выходной, что же говорить о вынужденном отпуске на несколько недель! Именно в таких странах вирус будет распространяться дальше, если не вмешается мировое сообщество.

— Учитывая негативный экономический эффект пандемии, ваш фонд делает что-либо кроме финансирования медицинских исследований? Например, закупка продуктов питания для неимущих, поддержка законопроектов, призванных гарантировать оплату труда или финансовую помощь тем, кто ушел или уйдет на карантин, кто самоизолировался?

— Фонд сконцентрировался на создании систем диагностики, лекарств и вакцин. Есть множество других благотворительных организаций, которые, я уверен, помогают решать названные вами проблемы. Активно помогают и частные лица. Как мне кажется, сначала важно установить точное число инфицированных, изолировать их, найти лекарства и вакцину.

Читайте в «ФАКТАХ»: Я покорила сердце Билла Гейтса, обыграв его в математической игре, — Мелинда Гейтс (фото, видео)

— У меня есть друг. Он врач и работает в больнице, входящей в Национальную систему здравоохранения NHS. Со вчерашнего дня он и его коллеги вынуждены работать без масок. В их больнице закончился запас. Кто за это отвечает?

— Мне очень жаль это слышать. Вот еще одни пример того, насколько важна самоизоляция. А еще насколько необходима нам национальная система тестирования и общая база данных о зараженных и их состоянии, охватывающая всю страну. Ее запуск позволит избежать подобных ситуаций с дефицитом масок.

— Что вы думаете о публикации в New York Times выдержек из секретного отчёта правительства США. В нем говорится, что эпидемия продлится 18 месяцев и будет несколько волн?

— Я уже говорил — существует несколько моделей, которые пытаются прогнозировать дальнейший ход событий. Статья, упомянутая вами, основана на предположениях. Она не учитывает реальный опыт Китая и даже Южной Кореи. Поэтому повторяю снова и снова — нам нужно массовое тестирование и жесткая изоляция. И тогда можно будет говорить о других сроках.

— Но когда эти страны откроются снова, не повторится ли все опять? Ведь общее число выздоровевших крайне мало по сравнению с теми, кто еще не был, но может быть заражен.

- Я уже называл цифры. В Китае инфицирован всего 0,01% населения, потому что были предприняты необходимые меры. В этом цель — свести число инфицированных до минимума. Развитые страны в состоянии сделать это сами. Развивающиеся страны нет. Им потребуется помощь.

— Вы не верите информации, поступающей сегодня из Китая? Трудно не заметить эти цифры.

— Китай осуществляет массовое тестирование. Южная Корея тоже делает это. Как только в январе в Китае осознали серьезность ситуации, они стали предоставлять полную информацию. Если мы сегодня посмотрим на их цифры, то увидим, что это хорошие новости. Число новых случаев постоянно снижается. Соединенным Штатам нужно срочно вводить такую же систему массового тестирования. И тогда посмотрим, что произойдет.

— Какие меры предосторожности мне следует предпринимать, когда я отвожу моим дедушке и бабушке продукты?

— Тщательное мытье рук. Это главное. Сохраняйте дистанцию. Если чувствуете недомогание, повысилась температура, появился сухой кашель, лучше попросите кого-то другого помочь вашим дедушке и бабушке, пока не пройдете тест и не узнаете результат.

— Почему мы в Америке до сих пор не на карантине?

— Он будет введен. Это неизбежно. И в ретроспективе все мы будем потом думать, почему это не было сделано раньше. Чем скорее будет введена эта мера, тем скорее удастся сократить число новых случаев заражения.

— Сможет ли наша экономика оправиться после всего этого?

— Да, непременно. Экономический эффект от карантина будет серьезным. Но экономика воспрянет, когда мы вернемся к нормальной жизни.

— Какой вы видите долгосрочную стратегию борьбы с подобными пандемиями? Сможет ли COVID-19 помочь нам адекватно подготовиться к следующей пандемии?

— Думаю, после COVID-19 правительства разных стран и различные частные организации начнут серьезно инвестировать в подготовку к подобным пандемиям. Это потребует сотрудничества в глобальном масштабе, потому что развивающиеся страны пострадают больше всего. Надеюсь, все уже поняли, что вирус не признает границы между государствами.

20793

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер