ПОИСК
Світ

«Бросай малышку! Клянусь, я поймаю ее!» — крикнул мужчина соседке, стоявшей возле окна на пятом этаже

12:30 23 червня 2017
Інф. «ФАКТІВ»
Утепляя в прошлом году 27-этажный дом в Лондоне, сгоревший 14 июня, владельцы выбрали самую дешевую обшивку, которая оказалась огнеопасной, сэкономив на всех работах аж 6 тысяч 383 доллара

Ночью 14 июня в Лондоне произошел масштабный пожар. Сгорел 27-этажный жилой дом, известный как «Гренфелл-тауэр». В нем в ту роковую ночь находились не менее 600 человек. До сих пор власти не могут назвать точное число погибших. Официально заявлено о гибели 79 человек. Однако популярная певица Лили Аллен, которая стала одним из многих волонтеров, помогающих пострадавшим, заявила: «Люди хотят знать правду. Они имеют на это право. Давайте скажем им честно — число погибших составляет примерно 150 человек».

Бехаилу Кебеде увидел, что его холодильник искрит. Еще мгновение — и на кухне начался пожар

Пожар в Лондоне стал настоящей проверкой для британских властей. Премьер-министр Тереза Мэй распорядилась провести публичное расследование. Однако она выступила с таким заявлением с некоторым опозданием. Действия главы правительства подверглись резкой критике. Мэй побывала в Кенсингтоне, но в свой первый приезд на место трагедии общалась только с полицейскими и пожарными, а также местными чиновниками. Это возмутило лондонцев.


*"Гренфелл-тауэр" полыхал от первого до 27-го этажа

Вскоре после отъезда премьер-министра в Кенсингтоне и Челси начались массовые беспорядки. Люди требовали найти и наказать виновных в пожаре. К тому времени британские газеты уже установили причины и возгорания, и того, почему высотка оказалась вся охвачена огнем за каких-то 15 минут.

Подтвердилась версия о неисправном холодильнике. Он находился в квартире на четвертом этаже. Там жил иммигрант из Эфиопии Бехаилу Кебеде. Ему 44 года. Вместе с ним проживал его единственный ребенок.

Кебеде работает таксистом. После полуночи 14 июня он как раз приехал домой после работы. Бехаилу зашел на кухню и почувствовал запах плавящейся проводки. Через секунду он увидел, что его холодильник искрит. Еще мгновение — и на кухне начался пожар.

Кебеде бросился будить соседей в других квартирах. 44-летняя Эшете Мерид благодарна Бехаилу — он спас ей жизнь. Таксист знал наверняка, что она находится дома, но Эшете спала и не слышала, как он стучится к ней. Кебеде выбил входную дверь и вытащил женщину. Кто-то из тех, кого предупредил о пожаре эфиоп, первым позвонил в полицию и пожарную службу.

И все же Кебеде чувствует себя подавленным. «Столько человек погибли. Это моя вина», — сказал он своему другу. С журналистами таксист общаться отказывается. Замыкание в холодильнике стало причиной возгорания. Обычно подобные неисправности приводят максимум к пожару в одной квартире, но в «Гренфелл-тауэр» все случилось иначе.

Независимые эксперты считают, что причиной масштабного пожара стала пластиковая обшивка, которую установили в прошлом году. Она предназначалась для утепления здания и защиты его от дождя и снега. Однако владельцы высотки просто пожадничали. Они выбрали самое дешевое покрытие, которое оказалось огнеопасным. В США такое покрытие запрещено уже несколько лет! Цена вопроса — всего 2 фунта за квадратный метр или 2,55 доллара. Именно настолько дороже качественное покрытие, способное противостоять огню. Газета The Daily Mail подсчитала, что владельцы высотки сэкономили на всех работах аж 6 тысяч 383 доллара…

Теперь британские власти намерены проинспектировать все высотки в стране, построенные в 60-е и 70-е годы прошлого века. В этих домах за последние несколько лет проводилась реконструкция, подобная той, что была осуществлена в «Гренфелл-тауэр». Эксперты предупреждают: в Великобритании есть множество столь же опасных «спичечных коробков», как высотка в Кенсингтоне.

«Огоньки в окнах стали исчезать. Это означало только одно — смерть»

Во время пожара родная мать в отчаянии выбросила ребенка из окна горящего здания. Установлено, что этой девочке четыре года. Она проживала в квартире на пятом этаже. Внизу малышку поймал сосед. Известно только имя мужчины — Пэт. «Он сделал пару шагов вперед и поймал девочку словно мяч для регби!» — утверждает 20-летняя очевидица Каделия Вудс.

Она же рассказала, как все было на самом деле. В два часа ночи, когда высотка полыхала, на пятом этаже распахнулось окно. В нем появилась женщина с ребенком на руках, завернутым в большое полотенце. Пэт, стоявший внизу, узнал ее. Это была его соседка. «Бросай малышку!» — крикнул он. «Нет! Нет! Я не могу, боюсь!» — крикнула в ответ женщина. «Бросай! Клянусь, я поймаю ее!» — снова крикнул Пэт. И тогда женщина послушалась. Пэт действительно поймал девочку. Сейчас он находится в больнице. Ни его жизни, ни жизни ребенка ничто не угрожает. А о матери ничего не известно.


*Мужчина поймал девочку, выброшенную из окна пятого этажа. Сейчас он и ребенок находятся в больнице

Во вторник, 20 июня, 66-летняя Кларита Гавими со слезами обняла своего спасителя. Она прожила 34 года в «Гренфел-тауэр» в квартире на 11-м этаже. «В ночь пожара я проснулась от того, что мне было трудно дышать, — вспоминает Кларита. — Я открыла входную дверь и тут же захлопнула ее — с лестничной площадки валил дым! Пожар! Я побежала на кухню, открыла окно, но оттуда полыхнуло адским жаром… Трижды я пыталась выйти из квартиры и была вынуждена возвращаться обратно, едва открыв дверь. Я позвонила по мобильному сыну, но не могла говорить. Он кричал в ответ: „Мама! С тобой все в порядке?“ Я поняла, что сейчас погибну. Но в этот момент услышала стук в дверь. В голове пронеслось — у меня уже галлюцинации! Но дверь все же открыла. И тут же чьи-то сильные руки подхватили меня. Господи, это были вы, и я вас смогла найти!» Кларита не могла сдержать слез, обнимая Луку Бранислава.

Он тоже жил в «Гренфелл-тауэр», только двумя этажами выше. Когда начался пожар, Лука успел выбежать из квартиры одним из первых. Спускаясь по лестнице, он услышал, как на 11-м этаже хлопнула дверь. «Я сообразил, что эта квартира, в которой живет пожилая женщина, — вспоминает Бранислав. — Но ее на лестничной площадке не было. Я решил постучать. На объяснения времени не было. Когда она открыла дверь, я схватил ее, поднял на плечо и понес вниз…» «Я боялся, что не успею вынести вас из здания. Вы почти не дышали. Думаю, вовремя забрал вас. Еще минута, и тогда не знаю, чем бы все это закончилось», — сказал Лука, обнимая плачущую Клариту.

Лондонский пожарный Джон Уорнсби рассказал газете Mail On Sunday о том, как пришлось ему и его товарищам принимать непростые решения во время пожара в высотке в Кенсингтоне.

Джону 37 лет. Отец двоих детей служит в пожарной бригаде уже 16 лет. У него большой опыт, но то, что происходило в «Гренфелл-тауэр», Уорнсби видел впервые. Тревога прозвучала в 0.54 14 июня. Когда команда Джона прибыла к горящему дому, там уже было 40 пожарных машин.

«Это было немного жуткое зрелище, — говорит Джон. — Одна сторона высотки была совершенно черной, можно сказать, ни одного огонька. Вторая при этом полыхала на фоне темного неба от первого этажа до крыши. Мы бросились к центральному входу. В дыму ничего не было видно. Ориентировались только по звукам. Но это нормально. Пожарные знают, что нужно делать в таких случаях. У каждого из нас есть свистки. Нужно просто не забывать свистеть, чтобы твои коллеги вокруг знали, что ты здесь. Так вот, мы поднимались по лестнице, а навстречу нам спускались пожарные, которые прибыли раньше. Свистки звучали почти беспрерывно. Своеобразный организованный хаос. Звучит глупо, но это действительно так.

Рядом со мной поднималась 26-летняя Эйприл. Это был всего пятый день ее службы. И сразу в такое пекло! Я схватил ее обеими руками за шлем, притянул к себе и произнес: «Медленно и спокойно! Медленно и спокойно! Только так победишь в этой гонке!» Она поняла. Это важно. Когда ты оказываешься в горящем здании и спешишь на помощь, хочется бежать, перепрыгивая через ступеньки. Но это ошибка. Потому что тогда ты расходуешь больше кислорода, больше сил. А значит быстро устанешь и уже не сможешь помочь никому…

Меня поразило, что на лестнице не были указаны этажи. Приходилось считать пролеты, а в той обстановке это непросто. У нас были с собой тепловизоры — TIC. Но выше шестого этажа они оказались бесполезны.

Мы получили приказ подняться на 14-й этаж. Там в одной из квартир собрались люди, которых нужно было вывести из здания. Когда добрались до 10-го этажа, мои напарники Джон и Терри обнаружили женщину, которая держала на руках свою дочь. Она кричала, молила о помощи. До сих пор не понимаю, как она не задохнулась и продолжала кричать. Мы с Терри уперлись шлемами друг в друга и устроили экстренное совещание. Наверное, со стороны это выглядело по-дурацки. Совещались мы всего нескольку секунд. Поймите, мы должны были принять невероятно трудное решение. С одной стороны, у нас был четкий приказ подняться на 14-й этаж, чтобы спасти находящихся там людей. С другой стороны, перед нами стояла женщина с ребенком, которых тоже нужно было спасать. Чья жизнь важнее? Ее или тех, на 14-м этаже? А если они уже погибли? Терри и я решили помочь женщине с ребенком…

Мы спустились с ними на третий этаж, где передали другим спасателям, а сами двинулись снова наверх. Очень надеюсь, что с женщиной и ее дочкой все в порядке. Со второй попытки мы поднялись только до восьмого этажа. И снова наткнулись на женщину с маленькой девочкой. Обе были в пижамах. Теперь уже совещание не потребовалось. Терри и я вывели их из здания. Едва мы успели сделать по глотку свежего воздуха, как поступил приказ покинуть горящую высотку. Начальство не хотело рисковать нашими жизнями. На 14-й этаж мы так и не попали. И теперь меня до конца жизни будет мучить вопрос, правильное ли решение мы приняли вдвоем с Терри?

В тот момент, когда мы получили приказ остановиться, ко мне подбежала женщина. Она рыдала. Ее сын находился в квартире на 18-м этаже. Она кричала, умоляла и требовала, чтобы мы его спасли. И мне ничего не оставалось, как лгать. Я сказал ей, что мы обязательно снова пойдем в здание, поднимемся на самый верх и окажем помощь ее сыну так быстро, как только сможем. Я прекрасно понимал, что уже в тот момент было слишком поздно. Все, кто оставался на верхних этажах дома, были обречены…

Мы стояли внизу и смотрели на окна горящей высотки. В некоторых из них еще были видны руки, размахивающие белыми полотенцами, зажженными фонариками или включенными мобильными телефонами. Люди подавали сигнал о том, что они еще живы, что им нужна помощь. Но добраться к ним мы уже не могли. А потом эти огоньки и белые пятна стали исчезать. Это означало только одно — смерть.

Вдруг я понял, что чувствуют наши диспетчеры, когда разговаривают с попавшими в беду людьми. Их зада-ча — не позволить человеку утратить надежду до последнего мгновения. Убедить, что помощь близко, что она обязательно придет. И что они испытывают, когда вдруг такой разговор внезапно обрывается…"

12 жителей деревни Нодейриньо уцелели, просидев в баке с водой более шести часов

В Лондоне еще тлела высотка, когда в центральной части Португалии вспыхнули сильнейшие за последние несколько десятилетий лесные пожары. По последним данным, погибли 64 человека. Большинство из них сгорели прямо в своих машинах, пытаясь вырваться из огненной ловушки.

Португальские газеты публикуют рассказы выживших. Газета Correio da Manha сообщила о том, как 12 жителей деревни Нодейриньо уцелели, просидев в баке с водой более шести часов. Они вылезли из него, только когда огонь отступил. Забраться в бак предложила Мария ду Сеу Силва. Узнав о стремительно приближающемся пожаре, женщина решила сначала уехать из деревни в безопасное место на машине. Но ей нужно было усадить в автомобиль своих пожилых родителей.

«Отец — ему 81 год — кое-как забрался в машину, а мама не смогла, — рассказала Мария. — Ей 85 лет, она болеет. „Оставь меня тут на полу умирать“, — сказала она мне. Понимаете? Оставить родную мать, чтобы она сгорела заживо?! Нет уж. Вот тут я и вспомнила про большой бак, в котором мы держим воду. Сын помог мне затащить в него маму. Отец сам забрался. А тут и соседи подошли…»

«Мы все благодарны Марии. Она спасла нам жизнь. Иначе бы мы все погибли», — говорят выжившие.

Жители деревни Нодейриньо рассказывают: ветер и огонь были такой силы, что крыши срывало с домов. Все это напоминало кадры из фильма-катастрофы.

Нодейриньо находится рядом с шоссе IC8. Неподалеку от деревни спасатели обнаружили 30 тел в машинах и еще 17 — рядом с машинами на дороге. Все эти люди погибли, пытаясь вырваться из огненного кольца.

Мария де Фатима Нуньес с мужем выжили. «И у него, и у меня ожоги, — рассказала женщина изданию SIC Noticias. — Люди пытались спастись и врезались друг в друга. Пара в машине сзади погибла. Я кричала, чтобы женщина вылезала из машины, но она не вышла. Ее муж вылез, но погиб тут же… Верхушки сосен горели, деревья падали на дорогу».

Еще один выживший иностранец — Гарет Робертс. Его рассказ приводит BBC: «Мы оказались в ловушке в деревне Мо-Гранде. Нас всех туда завернули с трассы, сказали — объезд. Пока поднимались по горной дороге, на наших глазах пожар перекинулся с одной части ущелья на другую. Ветер забрасывал машину горящими ветками, и мы чувствовали жар, но останавливаться было нельзя…

Приехали к какой-то деревушке у пересечения дорог, а там вокруг все пылает. Местные рыдают, мы рыдаем, кругом адское пекло, огонь стремительно наступает. И темнота. Кругом огонь и темень. Разрушения просто неописуемые. Люди в шоке, остовы домов в огне, бетонные столбы взрываются вдоль дороги…

И тут мы увидели человека, он звал нас к себе! Этот мужчина свой дом засыпал песком, защитив его тем самым от огня. И вдвоем там с матерью внутри прятался. Они пустили нас, человек десять. Если бы не они, мы бы все погибли".

1544

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.